Поронайские новости

Было - не было

Неоэпос районов Сахалинской области: военно-исторический аспект
Приезжая в любой район Сахалинской области и общаясь с людьми, мы обязательно услышим рассказы старожилов о неких артефактах или событиях, для данного района характерных. Такие устные истории правомернее всего относить к тематике формирующегося сахалинского русскоязычного городского или сельского эпоса. Время его возникновения, формирования и становления - новейшее, последние 50-55 лет. По сути, время жизни одного поколения. Поэтому представляется вполне правомерным именовать его неоэпосом.
Изустное творчество народа способно как смягчить, так и демонизировать характер того или иного персонажа или исторической личности, а создание инженерно-технического или фортификационного сооружения - приписать мифическим существам и богам. Попробуем изложить основные корни и мотивы этого эпоса, в той или иной степени касающиеся вопросов военной истории районов нашей области. Можно выделить следующие сравнительно крупные тематические блоки:
1. Наличие остатков лагерей военнопленных из стран антигитлеровской и антияпонской коалиции (американских, английских, китайских), строивших японские укрепленные районы (аэродромы) или работавшие в лесной, топливной и горнодобывающей промышленности, оставившие материальные свидетельства и эпиграфику во время своего пребывания на территории губернаторства Карафуто и Курильских островах. Такого рода рассказы характерны для Корсаковского, Холмского, Смирныховского, Поронайского, Александровск-Сахалинского и Тымовского районов.
Предыстория здесь такова: во время подавления антиколониального восстания в цинском Китае, известного как "боксерское", в 1900-1901 году на сахалинскую каторгу действительно доставлялись его участники-ихэтуани, оказавшиеся в будущей полосе отчуждения Китайской Восточной железной дороги. В результате вооруженного конфликта на КВЖД (1927-1928 г.) на советской территории также возникла сеть лагерей для пленных белокитайцев. В остальном же…
Как известно, масштабные боевые действия на Дальнем Востоке велись с 1937 года между вооруженными силами императорской Японии и армиями гоминдановского Китая. Это позволило вооруженным силам Японии выйти на общую с Советским Союзом линию разделения уже в 1937 году. Младший и средний командный состав японской императорской армии эту линию как границу не воспринимал. При этом сил Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии (6 стрелковых дивизий и 2 бригады) и пограничных войск НКВД оказалось явно недостаточно для прикрытия государственной границы и поддержания территориальной целостности СССР на Дальнем Востоке на всем её протяжении, ставшей линией боевого соприкосновения. В ряде случаев японские подразделения и части, выбивая гоминдановские войска за линию государственной границы, захватывали господствующие высоты на советской территории. Выбивать их оттуда пришлось вплоть до конца 1939 года с применением артиллерии и танков армейских подразделений усиления и маневренных групп пограничной охраны НКВД. Спорадические боевые столкновения происходили также на всем протяжении реки Амур и её крупных притоках. Известны факты гибели советских пограничных и японо-манчжурских полицейских катеров под огнем сопредельной стороны, провокационные высадки на острова и бои между подразделениями пограничной охраны НКВД, армии Манчжоу-Го и японской императорской армии. Эти факты, менее известные, чем вооруженные конфликты на озере Хасан и реке Халхин-Гол, действительно имели место в Приморье, Приамурье и Забайкалье.
Не следует забывать и такие эпизоды малоизвестных "рыбных войн" между Японией и СССР в 1938-1939 годах, как случаи арестов советских и японских промысловых и транспортных судов и их экипажей. Так, например, достаточную известность получила история с сахалинским катером "Вымпел", оказавшемся в сложных навигационных условиях в японских водах у поселка Амбецу. Его экипаж и пассажиры, кроме начальника заставы, ушедшего через границу пешком, был задержаны японской стороной в районе пограничного поста Амбецу и находился под стражей до освобождения в тюрьме г. Тоёхара. Побывали под стражей по обвинению в нарушении морской границы Японии в районе Сангарского пролива грузопассажирское судно "Сучан" и грузовое судно "Двина". По этому поводу существует даже ныне малоизвестная поэма поэта Михалкова, посвященная физическим и нравственным страданиям юного пионера, оказавшегося в фашистском японском плену.
К слову сказать, в Японии поэты-песенники также не отставали от советских коллег, благо поводов для патриотического творчества с антисоветским и антирусским окрасом было предостаточно - в 1937-1939 годах бои шли не только у озера Хасан и на реке Халхин-Гол, а также в Забайкалье, у Краскино и на островах в районе Хабаровска.
С японской стороны гостями морской погранохраны НКВД оказывались японские рыбаки и промысловики, питавшие слабость к биологическим ресурсам западного и восточного побережья Камчатки, побережья Татарского пролива и восточного побережья советского Сахалина.
Самостоятельную категорию составляли перебежчики с советской и японской сторон. Основу контингента перебежчиков в 30-40-е годы составляли гражданские лица. Но были и некоторые исключения.
Во-первых, имели место единичные случаи похищения военнослужащих диверсионными группами с обеих сторон. Во-вторых, случаи пленения военнослужащих в локальных конфликтах и боевых столкновениях. Однако сколько-либо массового контингента военнослужащих РККА, РККФ и частей НКВД с одной стороны и японских императорских армии и флота в лагерях военнопленных и тюрьмах не было. Исключение составляет случай массового дезертирства военнослужащих армии Манчжоу-Го в районе Благовещенска, а также пленение военнослужащих японской Корейской и 6-й армии в 1938 и 1939 годах соответственно. Более детально следует рассмотреть случаи пленения военнослужащих стран антигитлеровской и антияпонской коалиции в период с декабря 1941 по август 1945 годов.
В начале компании пленниками японских вооруженных сил в Шанхае оказались экипажи потопленной британской канонерских лодок "Петерел", захваченной без боя американской канлодки "Уэйк", пассажирского лайнера "Президент Харрисон", прибывшего за солдатами и офицерами из подразделений 4-го полка морской пехоты США в Цинвандао, задействованных в охране дипломатических миссий, представительств и государственного имущества США в Китае; охрана британских миссий, пристаней и складов в городах Китая и иностранного сеттльмента на территории Шанхая. Их общая численность не превышала нескольких сотен человек. Большую часть военнослужащих разместили в концентрационных лагерях на территории континентального Китая, интернированных - в окрестностях мест проживания и пленения.
Следующую крупную партию военнопленных и интернированных составили американские морские пехотинцы и артиллеристы из 1-го крепостного батальона морской пехоты США, моряки из состава экипажей минного тральщика АМ-33 "Пенгуин", патрульных судов YP-16, YP-17 и вспомогательного нефтеналивного судна ВМФ США "Р.Л. Барнс"; военные летчики-пилоты истребителей "Уайдлкэт", представители туземной полиции, гражданский персонал аэродромов (70 человек) и строителей - контрактников компании "Пан Америкэн" (1140 человек), персонал узлов связи и представители администрации, захваченные в декабре 1941 года японскими вооруженными силами на островах Гуам и Уэйк в центральной части Тихого океана. Их общая численность вместе с военнообязанными и служащими туземной полиции составила более двух с половиной тысячи человек. Особо надо отметить тот факт, что женщины и дети были эвакуированы с атолла Уэйк уже к 17 октября 1941 года.
В дальнейшем война откатывалась все дальше на юг. При этом значительная часть пленных военнослужащих оказывалась в лагерях военнопленных в регионах пленения, меньшая - попадала на Японские острова. При этом основным критерием для перемещения военнопленных из района пленения являлась возможность региона пленения содержать пленных. Так, например, моряки Азиатского флота, оказавшиеся в плену после разгрома этого соединения весной 1942 года в водах голландской Ост-Индии, содержались в лагерях на Японских островах, а основная масса морских пехотинцев, артиллеристов и моряков, взятых в плен после падения крепости Коррехидор - на о. Лусон (Филиппинские острова). Это утверждение справедливо для военнослужащих из состава британских гарнизонов военно-морских баз в Гонконге и Сингапуре. Имеются сведения о содержании на Японских островах небольшого контингента военнопленных из числа военнослужащих гоминьдановской армии Китая.
Небольшое количество пленных американских летчиков - 7 человек оказались на территории Японских островов в результате т.н. "рейда полковника Дуллиттла" на Токио. Не сумев дотянуть до американских авиабаз в континентальном Китае, часть экипажей 16 бомбардировщиков В-25 вынуждена была садится на воду или на рисовые чеки на контролируемой японскими вооруженными силами территорию и акваторию. Часть экипажей с помощью китайских патриотов сумела выйти на территорию, контролируемую гоминьданом, меньшая часть - попала в плен. По результатам налета японцы устроили показательный процесс, в результате которого часть военнопленных приговорили к смертной казни и длительным срокам тюремного заключения.
Экипаж В-25 капитана Дэвида Йорка, участника "рейда полковника Дуллиттла", совершил вынужденную посадку на советском аэродроме в Приморье и был "интернирован" в Средней Азии с последующим возвращением американской стороне через Иран.
В конце 1941 - начале 1942 года фактов пленения экипажей боевых кораблей и самолетов в северной части Тихого океана не было - бои шли на Филиппинских островах, в Британской Малайе, Голландской Ост-Индии, на акватории Индийского океана.
Следующим этапом пленения военнослужащих и гражданского персонала в северотихоокеанском регионе следует считать июнь-август 1942 года. Это связано с алеутским этапом единой Алеутско-Мидуэйской наступательной операции вооруженных сил императорской Японии. Первой жертвой этой операции стал американский крупнотоннажный танкер "Ширия", захваченный легким крейсером "Кисо" 5-го (Северного) флота в курило-алеутском регионе. Захваченное судно было отконвоировано в военно-морскую базу Оминато. Экипаж интернировали, а судно конфисковали как военный приз. В дальнейшем мы находим танкер с таким названием в списках кораблей и судов японского гражданского торгового и военного флотов, потопленных американскими подводниками.
В результате захвата японскими десантниками из состава "отряда Хоккай" островов Атту и Кыска в плен попали американские военнослужащие, обслуживавшие метеорологическую станцию, священник с женой и промысловики-алеуты. Всего - 36 человек. При этом один из американских метеорологов, увидев японских солдат и офицеров, поднимающихся к метеорологической станции, схватил винчестер и скрылся. Ему удалось продержаться больше месяца среди скал и снежников, добывая пищу охотой и собирательством, но, в конечном счете, и он был вынужден сдаться в плен. В дальнейшем контингент военнопленных мог теоретически пополняться только за счет членов экипажей сбитых над островами Атту и Кыска американских самолетов или лодочных самолетов, совершивших вынужденную посадку. Однако при ближайшем рассмотрении окажется, что количество американских и канадских самолетов, упавших на территорию захваченных островов или приводнившихся на примыкающую к ним акваторию будет сравнительно невелико и не превысит полутора десятков. Остальные оказались жертвами аварий и катастроф. Общие потери американских летательных аппаратов в зоне Алеутских островов редко превышали 35-36 единиц в год, из них 2/3 приходились на аварии и катастрофы. В большинстве случаев это происходило при посадке. Первой машиной в списке оказались американские летающие лодки PBY-5 "Каталина" из состава эскадрильи VP-43, сбитые японскими воздушными патрулями при попытке приблизиться к 2-му оперативному соединению адмирала Какудзихо Какута, несколько истребителей Р-40, потерянных в воздушных боях и при посадке на аэродром в сложных метеорологических условиях, корабельный гидросамолет-разведчик, пропавший без вести при попытке корректировать артиллерийский огонь оперативного соединения в августе 1942 года у берегов о. Кыска. Несколько бомбардировщиков В-17, В-24 и истребителей Р-38 были сбиты в воздушных боях с японскими поплавковыми истребителями А6М2-N и при бомбардировках наземных объектов и при атаках японских надводных кораблей в этом районе. Но в большинстве случаев это были результаты аварийных посадок на сушу и на воду. Для сравнения, доля аварийных потерь в центральных районах Тихого океана составляла 3 аварийные ситуации на 1 сбитый самолет, а на Алеутах же - на 1 сбитый приходилось уже 6 машин, потерянных в авариях и катастрофах. Сравнимые аварийные потери несли ударные поплавковые гидросамолеты японцев из состава отряда Цицидзима, базировавшиеся на о. Кыска со второй половины 1942 и до весны 1943 года. Большинство из них было разбито штормами или перевернулись во время попыток взлета или посадки в условиях сильного волнения.
Ситуация изменилась летом 1943 года. В ходе Алеутской наступательной операции острова Атту и Кыска в мае-августе были освобождены американо-канадскими десантными частями. 82 самолета-вылета базовой торпедоносной, бомбардировочной с аэродромов о. Парамушир и бортовой ударной авиации с гидроавиатранспортов не помогли блокированным гарнизонам островов. Источники сообщают лишь о безуспешных попытках одиночных японских самолетов прорвать ордер ПВО американских десантных соединений и ударных корабельных групп.
По итогам операции американское командование не исключало развитие успеха Алеутской наступательной операции на курильском направлении. Не получив политическими методами поддержки Советского Союза, американское руководство запланировало серию ударов по островам Шумшу и Парамушир силами 10-й воздушной армии и крупных надводных кораблей 84-го оперативного соединения. Для пилотов ВВС и ВМФ в качестве "альтернативного аэродрома" предлагалась взлетно-посадочная полоса советской авиабазы в Елизово и любые другие участки полуострова Камчатка, пригодные для вынужденной посадки. Попытка командования ВВС США в июле-сентябре 1943 года начать масштабное воздушное наступление на Северные Курилы с использованием авиабазы на острове Адак окончилась неудачей и потерей 19 экипажей армейских бомбардировщиков В-25 "Митчелл" и В-24 "Либерейтор", участвовавших в налетах. Фактически бомбардировочная группа была разгромлена истребителями ПВО и зенитной артиллерией в ходе последнего, сентябрьского налета на Шумшу. Примерно половина экипажей оказалась интернирована на Камчатке, и этапирована в лагерь для интернированных лиц в Средней Азии через Оху, Магадан, Хабаровск и Красноярск. В дальнейшем экипажи американских самолетов отправляли через Иран в Соединенные Штаты Америки, но по прибытии на родину их направляли в другую часть и на другое направление. Судьба же нескольких экипажей, совершивших вынужденную посадку на острова Шумшу, Парамушир, на воду или на лед до сих пор остаётся невыясненной.
С достройкой Инженерным корпусом армии США бывшего японского аэродрома на о. Атту, получившего название "Каско-филд", к одиночным ночным, а затем и групповым дневным налетам на Шумшу и Парамушир стали привлекаться экипажи 4-го авиакрыла, укомплектованные штурмовиками-бомбардировщиками PV-1 "Вентура" и РV-2 "Гарпун". И если в ноябре-декабре 1943 года ночные налеты на о. Шумшу проводили экипажи "летающих лодок" PBY-5А из состава эскадрильи VP-43, а пилоты "Вентур" осуществляли дальнее противовоздушное патрулирование и разведку на курильском направлении, ведя спорадические бои с торпедоносцами-бомбардировщиками G4M2, то с января 1944 года начались регулярные бомбоштурмовые удары "Вентур" по морским и наземным целям в этом районе. В случае серьезных повреждений экипажи этих двухмоторных машин предпочитали "альтернативный аэродром" в Елизово или тундру у м. Лопатка холодным водам северной части Тихого океана. Таких "альтернативщиков" встречали в советском воздушном пространстве истребители И-16 и провожали на свой аэродром. Иногда их приходилось отбивать от не в меру азартных японских пилотов. Затем на борту Ли-2 или Си-47 "интернированных" отправляли с Дальнего Востока в Среднюю Азию, а оттуда через Иран - в Соединенные Штаты Америки. При этом экипажи попадали на атлантическое побережье или в Бразилию - подальше от тихоокеанского театра военных действий. Умерших от ран хоронили в Елизово. Количество таких рейсов документировано советской стороной и в общей сложности не превышает семи. Из них только два - через охинский гидроаэродром с использованием гигантской туполевской "летающей лодки" МТБ-6 и на Си-47 с использованием вновь построенного охинского аэродрома со стандартной для этих машин взлетно-посадочной полосой 1150 х 150 м. В сентябре-ноябре 1945 года эти останки были эксгумированы представителями американских вооруженных сил и отправлены на родину на борту военного транспорта.
Параллельно с действиями эскадрилий 4-го авиакрыла ВМФ США над Северными Курилами продолжали появляться армейские бомбардировщики В-25 и В-24. Излишне говорить, что метеорологические данные они получали от американских подводных лодок и гидросамолетов PBY. На направлениях отхода задействованных в операциях машин дежурили спасательные гидросамолеты PBY "Джамбо". Несколько экипажей из 454-й бомбардировочной авиагруппы совершили вынужденную посадкуна воду у побережья и на территории Камчатки, несколько машин- на лед побережья островов Шумшу и Парамушир. По крайней мере, в воспоминаниях капитана дальнего плавания К. Бадигина зафиксирован случай обнаружения на льдине сбитого японскими силами ПВО американского самолета с погибшими летчиками.
Несколько операций армейская и морская авиация провели совместно. В указанных случаях штурмовики-бомбардировщики РV-1 "Вентура" и РV-2 "Гарпун" действовали по позициям ПВО и блокировали аэродромы, а "Митчеллы" и "Либерейторы" наносили удары по военно-морским базам, военным городкам, скоплениям транспортных и промысловых судов, рыбоперерабатывающим предприятиям.
При этом уже над Северными Курилами продолжали встречаться старые противники - пилоты бомбардировщиков и самолетов-разведчиков 10-й воздушной армии ВВС США и летчики-истребители ударных гидросамолетов А6N из состава авиагруппы Цицидзима, вывезенные с блокированного острова Кыска японскими подводниками на Парамушир, а оттуда- в Японию. Внятная информация о результативности японских ударных гидросамолетов, базировавшихся на Шумшу и Парамушире, отсутствует. К началу 1944 года от боевого использования поплавковых истребителей с гидроаэродромов Северных Курил японцы отказались. На авиабазах Кукумабецу, Катаока, Касивабара и Сурибачи их сменили колесные А6М, выгодно дополнявшие армейские Кi-43-II "Хаябуса" и Ki-44 "Секи" имевшие только пулеметное вооружение. К слову сказать, армейские перехватчики Кi-44 также перебрасывались на Северные Курилы из состава сил Токийского сектора ПВО.
Какое-то время пилоты истребителей-штурмовиков РV-1 "Вентура" из состава 4-го авиакрыла авиации ВМФ США, действовавшие с авиабазы "Каско-филд" на о. Атту в ходе разведывательных полетов продолжали фиксировать на авиабазе Кукумабецу (о. Парамушир) тяжелые торпедоносцы-бомбардировщики G4М "Химаки". В это время американское оперативное соединение проводило подготовку к набегу на острова Шумшу и Парамушир. Использование торпедоносцев-бомбардировщиков G4, обладавших феноменальной дальностью полета и легендарной результативностью в торпедных и бомбовых ударах по крупным надводным кораблям союзников как в качестве дальних разведчиков, так и торпедоносцев-бомбардировщиков ставило эту операцию под угрозу срыва. Последовала серия тщательно подготовленных ночных бомбоштурмовых ударов одиночными самолетами и звеньями РV-1 "Вентура" по взлетно-посадочной полосе базы Кукумабецу с применением фугасных и связок зажигательных авиабомб. В результате налета аэрофотосъемка зафиксировала не только повреждение деревянной взлетно-посадочной полосы, но и горящие бомбардировщики на краю летного поля.
Как следствие, набеговая операция американских крейсеров и эскадренных миноносцев на острова Шумшу и Парамушир в феврале 1944 года прошла без потерь.
Отдельную страницу в боевые действия на курильском и охотоморско-япономорском направлениях вписали американские подводники. Большие крейсерские лодки проникали на акватории Японского и Охотского морей уже в 1942 году, добираясь в разведывательных рейдах до широты Эсуторо (Шахтерск) в Татарском проливе. Тогда же серию выходов в Берингово море и к Курильским островам провели устаревшие подводные лодки серии "S". Не обошлось без потерь - в курило-сахалинских водах навсегда остались подводные лодки "Херинг", "Альбакор", "Оаху" и "S-44". В случае со старенькой "эской" японцы получили военнопленных-членов экипажа подводной лодки. После допроса их отправили на угольные шахты Асио на о. Хоккайдо. Двое подводников дожили до освобождения в августе 1945 года. Отражение этой истории имело место в Синегорске, где женщина-респондент указывала на факты содержания и смерти от болезней американских военнослужащих на шахте поселка Камикава. По её свидетельству военнопленные были захоронены в окрестностях поселка. Как и бывает в подобных случаях, элементарной проверки такое свидетельство не выдерживает. У свидетелей находится масса неотложных дел или они по той или иной причине не могут показать место. По свидетельству известного сахалинского краеведа В.Я. Горобца этот случай не стал исключением.
Упоминания о массовой гибели людей можно встретить в устных детских воспоминаниях жителей восточного побережья Карафуто. Практически во всех случаях это объясняется торпедированием и гибелью японских промысловых, транспортных и грузопассажирских судов на акватории Охотского моря. Их полный список можно найти в специальном приложении в книги Т. Роско "Подводные лодки США в войне". Вместе с тем есть смысл назвать наиболее крупные суда, потопленные американскими подводниками на акватории Японского и Охотского морей - транспорты "Хатирогама Мару" (1999 брт), "Конрон Мару" (7908 брт), грузовые суда "Хакуай Мару" (2614 брт), "Кото Мару"(1050 брт), "Тотэн Мару" (3823 брт), "Тихая Мару" (1161 брт), "Саппоро Мару № 11" (2820 брт), "Осикаяма Мару" (6892 брт), "Акиура Мару"(887 брт), "Масаки Мару № 2" (1238 брт), "Канко Мару" (2995 брт), "Хокуто Мару" (2215 брт), "Дайки Мару" (2217 брт), "Хакусан Мару" (2211 брт), "Дзаосан Мару" (2631брт), грузовое судно с неустановленным названием (1500 брт), "Банею Мару № 33" (787 брт), "Сэйтай Мару"(3404 брт), "Рёкай Мару" (4655 брт), "Котохирасан Мару" (2220 брт), "Тайко Мару"(2958 брт), "Маяти Мару" (2159 брт), "Тайхэй Мару" (6289 брт), "Инкай Мару № 16"(1208 брт), "Хакигава Мару" (2995 брт), "Сагава Мару" (1186 брт), "Сёё Мару" (2211 брт), "Кофуку Мару" (753 брт), "Синсэн Мару" (880 брт), "Кокай Мару" (1272 брт), "Хакуё Мару" (5742 брт), "Михо Мару" (515 брт), "Ниппо Мару" (1942 брт), "Иодзан Мару" (1227 брт), "Кандзё Мару" (3142 брт), "Дзуйко Мару" (887 брт), "Эйдзё Мару" (2274 брт), "Курэтакэ Мару" (1924 брт), "Тенрё Мару" (2231 брт), "Тайрин Мару" (6862 брт), "Кайко Мару" (3548 брт), "Акасисан Мару" (4551 брт), "Дзинбу Мару" (5228 брт), "Кайдзан Мару" (2864 брт), "Банею Мару" (5430 брт), "Сэйки Мару" (1039 брт), "Тоэй Мару" (2324 брт), "Вакатама Мару" (2211 брт), "Кэйто Мару" (880 брт), "Кайсэй Мару" (884 брт), "Тайто Мару" (2726 брт), "Кайхо Мару" (873 брт), "Рюа Мару" (1925 брт), "Сёдзин Мару"(1942 брт), "Тага Мару" (2220 брт), "Хокуё Мару" (1590 брт), "Иваки Мару" (3124 брт), танкер "Хакуи Мару" (2863 брт), грузопассажирские суда "Мадрас Мару" (3805 брт), "Такасима Мару"(5633 брт), "Тамон Мару" (5260 брт), "Кондзан Мару" (5488 брт), "Синё Мару № 3" (1898 брт), грузопассажирское судно с неустановленным названием (1288 брт), "Сёва Мару" (2212 брт), "Нидзитака Мару" (2478 брт), "Тикудзэн Мару" (2448 брт), "Синрю Мару" (4936 брт), "Ваканоура Мару" (2411 брт), "Синмэй Мару" (2577 брт), "Юдзан Мару" (6039брт), "Коан Мару" (884 брт), "Сёнан Мару" (5859 брт), "Дайгэн Мару № 2" (1999 брт), "Ункай Мару № 2" (1293 брт), "Дзинцу Мару" (994 брт), "Сидзан Мару" (2018 брт), "Рее Мару" (5973 брт), "Фусими Мару" (4935 брт), "Мэйси Мару" (1893 брт), "Хибури Мару" (4365 брт), эскадренный миноносец "Усугумо" (1950 т.), фрегаты СD-6 (800 т.), СD-13 (800 т), CD-43 (800 т.), "Исигаки", переоборудованная канонерская лодка "Кацура Мару" (1368 брт), подводная лодка I-122 (1142 т.). В список не вошли промысловые суда, тоннажем менее 500 брт, хотя информацию о фактах потопления промысловых и небольших каботажных судов в мемуарах американских подводников, действовавших в северных водах, можно найти без труда.
Даже за вычетом кораблей и судов, погибших у тихоокеанского побережья Курильских островов, восточного и западного побережий Камчатки, восточного побережья Кореи, список судов, потопленных у Хонсю, Хоккайдо и Сахалина только американскими подводниками выглядит внушительным. Списки погибших членов экипажей и пассажиров в открытых источниках пока не обнаружены. Но в любом случае речь идет о нескольких тысячах погибших моряков военного и торгового флотов, солдат, вольнонаёмных армии и флота Японии и гражданских пассажиров. Все остальное-воля волн и течений, доставлявших обломки и погибших к берегам Карафуто.
Доставалось и советским транспортным судам, работавшим как на внутренних, так и на экспортно-импортных линиях тихоокеанского ленд-лиза. Если основной причиной гибели транспортных, промысловых и специальных судов Дальневосточного государственного морского пароходства в 1941 году на акваториях Охотского и Японского морей был подрыв на собственных минных заграждениях и навигационные причины, то в период с 1942 по 1945 год- торпедные атаки…американских подводных лодок. "Боевой счет" в советских водах открыла подводная лодка "Пермит", потопившая артиллерийским огнем из 76-мм орудия рыболовный сейнер-разведчик РС № 20. Пока американские сигнальщики и коммандер Чеппл разобрались, кто перед ними, один из членов экипажа сейнера получил смертельное ранение, а сам сейнер быстро погружался в воду. Для уцелевших членов экипажа сейнера-рыборазведчика рейс в Японское море завершился в американской военно-морской базе Датч-Харбор.
Пикантность ситуации заключалась в том, что в это время командование советского Тихоокеанского флота проводило масштабную разведывательную операцию с привлечением подводных лодок, гидрографических, транспортных и промысловых судов. Целью этой операции был сбор информации о гидрологической обстановке на акваториях, навигационном обеспечении японских коммуникаций и интенсивности движения японских транспортных судов в Охотском и Японском морях. В этой ситуации уместно привести информацию коммандера Чеппла о том, что его смутила достаточно мощная антенна на небольшом рыболовном сейнере. Это дало основания для ошибочной идентификации советского сейнера-рыборазведчика как японского передового дозорного судна, одного из немногих, растянутых по 3000-мильной дуге вдоль островных территорий, контролируемых японцами.
Затем трагический список пополнили "Белоруссия", "Объ", "Трансбалт", погибшие на акватории Охотского и Японского морей. При этом мы намерено не упоминаем советские транспортные суда, погибшие за пределами Охотского и Японского морей под ударами вооруженных сил США (подходы к Цусимскому проливу) и Японии (Гонконг, Филиппины, Индийский океан) в период с 1941 по 1945 годы.
Имели место случаи авиационных ударов по советским транспортным судам в курило-алеутском регионе. Первой жертвой американских пилотов в июне 1942 года стало транспортное судно Дальстроя НКВД "Джурма", шедшее согласованным с американской стороной маршрутом к северу от Алеутских островов. Американские летчики разыскивали японское 2-е оперативное соединение, только что атаковавшее Датч-Харбор. Искали его в Беринговом море. И нашли…бывшую плавучую тюрьму НКВД, а ныне обыкновенный "грузовик" на линии Владивосток-Сиэтл. Силуэтом "Джурма" ни в коей мере не напоминал ни линкор, ни авианосец, ни крейсер. Сработала знаменитая американская метода "сначала стрелять, а потом разбираться". После нескольких заходов, когда на борту советского транспорта в двух местах возник пожар, надстройки и надводный борт представляли чуть ли не дуршлаг, 13 членов экипажа получили ранения, американцы разглядели советские опознавательные знаки. Дымящий советский транспорт "Джурма" "на честном слове, и на одном винте" кое-как доковылял до горящих развалин Датч-Харбора, где отстаивался в течение нескольких дней, ремонтируя повреждения. После этого случая, руководство Дальневосточного государственного морского пароходства проложило трассу перехода советских транспортных судов к северу от Алеутских островов. От греха подальше. Это негативно сказалось на условиях и времени перехода советских судов с экспортно-импортными грузами, поставлявшимися по ленд-лизу. Навигационной безопасности это также не добавило.
Танкер ДГМП "Эмба" попал под пулеметный обстрел в Первом Курильском проливе на 2 года позже. В результате ранения получили 3 члена экипажа, один из них - смертельное. Однако самым "результативным" по смертности среди союзников по антигитлеровской коалиции оказался штурмовой удар американских штурмовиков-бомбардировщиков по пограничным катерам морпогранохраны НКВД у берегов Камчатки в августе 1945 года. 6 августа 1945 года в Охотском море у западного побережья Камчатки под пулеметно-пушечный огонь 2 американских самолетов попали два советских пограничных катера ПК-7 и ПК-10 из состава Ордена Ленина 60-го (Камчатского) морского пограничного отряда. В результате обстрела катера получили 99 и 87 пробоин соответственно. Погибло 6 членов экипажа ПК-10 и находившийся на борту командир дивизиона ПСКА морского погранотряда капитан 3-го ранга П.И. Бойко, ранено соответственно 11 и 7 человек. Один из них - смертельно. Имея на борту большое количество убитых и раненных, катера с трудом дошли до базы.
Минимум 2 корабля ВМФ Японии и советского Тихоокеанского флота пропали без вести на акватории Охотского моря - японский фрегат "Микура" и советское гидрографическое судно "Чукча". В воспоминаниях Г.И. Щедрина ГС "Чукча" фигурирует как плавучая база дивизиона новейших подводных лодок серии IX-бис зимой 1941-1942 годов. Однако в большинстве современных справочников по корабельному составу это мобилизованное судно не упоминается вообще….
Впрочем, нам следует вернуться в 1943 год. Во многом он оказался знаковым и для японцев на Карафуто, и для советских людей на севере Сахалина. Япония официально перешла к стратегической обороне на всем протяжении 3000-мильного оборонительного периметра. Для жителей Карафуто это означало работу по уездной разнарядке на строительстве рокадных дорог и военных аэродромов. Для молодых корейцев и кореянок - каторжный труд в лагерях "такобэй", на тех военных объектах, где не хватало вольнонаемных строителей и солдат инженерных частей императорской армии. Таким объектом на территории губернаторства Карафуто стал Северный аэроузел на территории Поронайской долины - авиабаза Камисикука с сопутствующей инфраструктурой, аэродром в Котоне.
Рассказы очевидцев, видевших в Смирныховском районе надписи, сделанные латиницей (якобы на английском языке) объясняются очень просто: после войны в южной части нашего острова была развернута инфраструктура ГУЛАГ. Первая партия лиц, обвиненных в сотрудничестве с оккупантами и пособничестве фашистам, появилась на Дальнем Востоке уже в конце 1943 года и использовалась при сооружении железнодорожной ветки Софийск - Советская Гавань. Значительную их часть составляли женщины-жены полицейских и гитлеровских пособников. С освобождением Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии поток заключенных стал еще больше. После войны сеть лагерей протянулась от Охи на севере до Новиково на юге. Рядом с женскими зонами традиционно соседствовал детский дом.
Заключенные строили не только вторую очередь нефтепровода Оха-Комсомольск и отсыпали насыпь будущей железной дороги Погиби - мыс Лазарева, но и валили лес для хозяйственных нужд. Судя по публикациям сахалинских историков и краеведов, среди них были этнические немцы, поляки, латыши, эстонцы и литовцы, не говоря уже о многочисленных русских, украинцах и белорусах. Излишне говорить, что маркировать спиленные стволы своими адресами - типичный ГУЛАГовский прием.
Как показала серия экспедиций Охинской местной общественной организации Туристско-краеведческий клуб "ЦИКЛОП", часть таких лагерей на севере нашего острова в дальнейшем рекультивирована, а на их территории посажены молодые деревья. Непривлекательность же такой тематики исследований представляется вполне очевидной - современная система грантов и вариативных программ, предлагаемая властями всех уровней ориентирована на получение разового результата, по преимуществу информационного по содержанию или форме, но не в коей мере не предусматривает многолетнюю работу по выбранному направлению. В силу этого в современных условиях можно будет только провести предварительную разведку и оценку, развить успех не удастся. И убедить в необходимости методических поисков неких артефактов и свидетельств пребывания на сахалинской земле военнослужащих стран антигитлеровской и антияпонской коалиции в лучшем случае можно будет только один раз. Второго раза не будет.
Тем более трудно заинтересовать кого-либо долгосрочными поисками людей, лишенных имен и превращенных в ГУЛАГовскую пыль.

   24 57345 0

Обсуждение на форуме